БОРИС КОЛЕСНИКОВ: В УКРАИНЕ БЕРМУДСКИЙ ТРЕУГОЛЬНИК ИЗ ПРОКУРАТУРЫ, СБУ, МИЛИЦИИ. И КАЖДЫЙ НОРОВИТ «ПРОВЕРИТЬ» БИЗНЕС

— Единственная функция прокуроров – представление интересов в суде. Все остальное превращает прокурора в мародера, который обирает бизнес и граждан. Это ОПГ №1.

 

Так сопредседатель Оппозиционного блока Борис Колесников охарактеризовал нынешнюю деятельность силовых структур, которые, по его словам, сосредоточили свое внимание исключительно на том, чтобы «контролировать» бизнес.

 

По мнению Бориса Колесникова, силовые ведомства необходимо сократить, и как можно быстрее:

— В прокуратуре должно остаться не больше 300 прокуроров. И Генпрокуратура должна состоять не больше, чем из 5- 7 человек, — уверен Борис Викторович.

 

Что касается способности прокуратуры провести эффективную борьбу с коррупцией, глава партии убежден: коррупция процветает именно в госучреждениях:

 

— Власть говорит, что борется с коррупцией. И антикоррупционных органов скоро в стране станет больше, чем самих коррупционеров, — сказал глава партии, —  Коррупции нет там, где не за что дать взятку. В бизнесе ее нет. А у власти какая логика: дадим прокурорам по 2-3 тыс. долларов и они перестанут брать взятки… Не перестанут! Потому что тому, кто получает 2-3 тыс долларов принесут миллион за сделку, в которой Украина потеряет миллиард. Мировая практика подтверждает: чем меньше чиновник принимает решений и чем меньше у него возможностей эти решения принимать, как ему удобно, тем меньше берут взятки.

 

Бизнес, по мнению Бориса Колесникова — движущая сила, которая выведет на новый уровень всю страну. Доктрина партии в плане бизнеса: без бизнеса не будет ничего, в том числе и социальных благ.

 

Отдельно глава партии остановился на теме безопасности в бизнесе. По его словам, фискальный орган может быть только один –налоговая администрация.

 

— И больше никто: ни МВД, ни СБИ, ни прокуратура не должна иметь никакого права вмешиваться в дела бизнеса. У нас же – бермудский треугольник из прокуратуры, СБУ, милиции. И каждый норовит проверить. Представьте себе, что 25 лет назад сотрудник КГБ СССР пришел бы в универсам и по удостоверению потребовал товар. Его бы отвезли даже не в тюрьму, а в сумасшедший дом. А сегодня абсолютно все правоохранительные органы уничтожают бизнес. Почему не закрыли те организации, вместо которых пришло НАБУ, к тому же с первых действий дискредитировавшее себя необходимостью выполнять политические заказы? Этих организаций должно быть минимум, каждый должен заниматься своим делом, никто не должен пересекаться. Коррупция есть только в госструктурах – в частном бизнесе ее быть не может. Почему же частный бизнес должен оплачивать неэффективную борьбу с коррупцией?